Психотропные препараты: польза или вред

 

 

 

Неотложная психиатрическая помощь также требуется пациентам со злокачественным нейролептическим или серотонинергическими синдромами , передозировке психотропных препаратов или наркотиков. 

     Интоксикация может возникнуть при психическом расстройстве или в качестве первичной жалобы у наркологических больных . Алкоголь, кокаин и фенциклидин - это вещества, которые чаще всего ведут к агрессивному поведению. Пациенты должны находиться под наблюдением в безопасном помещении вдали от возможной стимуляции наркотиками ; пытаться уговорить пациента не рекомендуется. Физические ограничения или седация могут быть необходимы для насильственных пациентов. Лоразепам от 2 до 4 мг стат или диазепам от 10 до 20 мг обычно рекомендуются для лечения ажитации ( тревожного возбуждения).

        Снятие с барбитуратов, других седативных и снотворных средств (включая бензодиазепины) и алкоголя клинически имеют некоторое сходство . Когда симптомы являются серьезными, лечение в больнице является наиболее безопасным и обязательным, если пациента лихорадит (> 38,3 ° C или 101 ° F) и он не может пить  для предотвращения обезвоживания или имеет тяжелое основное соматическое  расстройство. Отказ от алкоголя может быть опасным для жизни ( алкогольный делирий ) ., причем у пациента могут возникнуть эпилептические припадки . 

     Белая горячка, синдром отмены, который начинается в течение 7 дней после отмены (обычно в течение 24-72 часов, иногда на фоне опохмеления ), является неотложной медицинской ситуацией и должны лечиться в отделении интенсивной терапии. Лечение обычно осуществляется при высоких дозах бензодиазепинов, парентерального ввдение тиамина и поддержания баланса жидкости и электролитов.

      Если пациент принял токсическую дозу психотропного препарата и проснулся, лечение состоит в том, чтобы вызвать рвоту с последующим введением активированного угля. Передозировка трициклическими антидепрессантами или карбамазепином требует кардиомониторинга. Передозировка барбитуратами или бензодиазепинами и алкоголем может привести к остановке дыхания. Антипсихотические препараты, как в терапевтических, так и в токсических дозах, могут вызывать острые экстрапирамидные побочные эффекты, включая дистонию, окулогирный криз, тортиколлис и акинезию. Акатизия является распространенным побочным эффектом высокоэффективных антипсихотических средств, когда она тяжелая, она сопровождается сильной тревогой или ажитацией. Острое начало окулогирной  или орофациальной дистонии у здорового человека может свидетельствовать о целенаправленном или непреднамеренном приеме антипсихотического препарата. Немедленное облегчение может быть достигнуто парентеральным ведение антипаркинсонических препапратов , а также антигистаминным препаратом, таким как прометазин 25 мг в / м.

       Нейролептический злокачественный синдром: это гиперметаболическая реакция на антагонисты дофамина, в первую очередь антипсихотические препараты, такие как фенотиазины и бутирофеноны. Он обычно наблюдается  в начале лечения и редко во время поддерживающего лечения. Нейролептический синдром  развивается у 3% пациентов, начавших принимать антипсихотики. Риск увеличивается у возбужденных пациентов мужского пола, которые получили большие и быстро увеличивающиеся дозы. Никакой генетический компонент не очевиден. Считается, что его патогенетической  основой является блокада центральных дофаминовых рецепторов. Характерными признаками являются мышечная ригидность, гиперпирексия, тахикардия, гипертония, тахипноэ, изменение психического статуса и вегетативная дисфункция. Лабораторные нарушения включают респираторный и метаболический ацидоз, миоглобинурию, повышенный уровень креатинфосфокиназы  и лейкоцитоз. Уровень смертности составляет от 10 до 20%.

   Лечение включает прекращение применения антипсихотических препаратов, поддерживающую терапию и агрессивное лечение миоглобинурии, лихорадки и ацидоза. В качестве миорелаксанта можно использовать агонист дофамина - бромокриптин от 2,5 до 20 мг три раза в день или дантролен в дозе до 10 мг / кг в / в в течение 4 часов. Лечение обычно проводится в отделении интенсивной терапии. После выздоровления повторное введение антипсихотического препарата вновь вызывает синдром у 1/3 пациентов.

   Серотониновый синдром: возникает, когда серотонинергические агенты используются в комбинации с ингибиторами MAOI. Внезапное накопление серотонина системно может привести к угрожающему жизни состоянию, проявляющемуся в гипертермии, потливости, возбуждении или спутанности сознания, гиперрефлексии, гипотонии, треморе. Состояние может прогрессировать до тяжелого синдрома, рабдомиолиза и сердечно-сосудистого коллапса. Срочное медицинское лечение  необходимо. Полезны такие препараты, как дантролен, сильный миорелаксант и периактин, который также является антагонистом серотонина.

 

Агрессивная реклама, посвященная приему психотропных средств, активно поддерживается фармацевтическими кампаниями. В последние тридцать лет продажи психотропных лекарств очень сильно выросли. Только за 10 последних лет ХХ столетия количество рецептов на психотропные препараты выросло на 20%. Сегодня в США стимуляторы и антидепрессанты прописываются более 25 млн. человек. С целью повышения продаж, бурно развился маркетинг в области фармацевтической отрасли, включая маркетинговые исследования психотропных препаратов. Фармацевтическая индустрия потратила в 2001 году 19 миллионов только на рекламу психотропных препаратов в США. Фармацевтические фирмы сегодня тратят по 200 млн. долларов в год на лоббирование своих интересов среди членов конгресса США. Ни одна отрасль не вкладывает такие деньги в продажу своих товаров. С 1998 года лекарственная индустрия лоббировала интересы конгресса по более, чем 1400 законопроектам и потратила 759 миллионов на лоббирование, в то время, как 805 бывших членов власти были наняты в качестве представителей скрытой рекламы. Группа лоббистов состояла из более 50-ти бывших членов Палаты представителей США и двенадцати бывших сенаторов Производители лекарств активно пропагандировали и предлагали бесплатные образцы, книги, видео, программы обучения (в особенности, касающиеся лекарств компании), и многое другое. Например, в 2003 году собрание Американской психиатрической ассоциации проводили четыре обучающих симпозиума, на котором присутствовали двадцать представителей правительства одного из штатов. Каждый симпозиум включал ужин для тех, кто находился на нем. Копии самых продаваемых книг «The Memory Bible» (Small, 2003) и The quiet room (Schiller & Bennett, 1996) рекламировались на дисплее совместно с автографами авторов в их книгах. С 1995 года лекарственная индустрия стала активно завоевывать телевидение, газеты, и другие виды рекламы психотропных средств, обращенные к покупателям. Нередко в рекламе говорилось, что «депрессия является заболеванием, имеющим доказанное, альтернативное и доступное лечение». В то же время, вызывает сомнение, что все случаи депрессии имеют в своей основе биологические причины и требуют назначения антидепрессантов. Возросла лекарственная компания, рекламирующая антидепрессанты или психотропные средства со стороны семейных врачей, особенно для детей с повышенной двигательной активностью и плохой концентрацией внимания. Сегодня неврологи, педиатры, терапевты и врачи других специальностей, не имеющие отношения к психиатрии, активно выписывают психотропные средства. За последние десять лет число объявлений о психотропных препаратах в педиатрических журналах выросло почти в 10 раз.

Финансовые интересы фармацевтической отрасли соответствовали интересам государственной психиатрии и научно – исследовательских институтов. Общей целью здесь было продвижение биологической причинно-следственной модели психических расстройств. К 2001-2002 годам только три психотропных препарата каждый год увеличивали свои продажи минимум на 10%.

Фармацевтические кампании стали предлагать психотропные препараты не профессионалам. По данным ряда авторов сегодня в разных странах мира около 60% психотропных средств назначается в фирмах, не имеющих специальной медицинской лицензии. Представители фармацевтических кампаний направляют своих продавцов на конференции, в последние годы это геронтологические и педиатрические съезды, а не только съезды психиатров или неврологов. Более 40% назначений антидепрессантов, не включающих SSRI (селективный ингибитор) сегодня принимаются без достаточных оснований. При этом проводятся необходимых исследований, показывающих нужно ли вообще принимать психотропные средства, не контролируется концентрация препаратов в крови, побочные эффекты на органы.

Несомненно, когда психотропные препараты необходимы (это определяется специальными анализы, включая подбор медикаментов согласно генетическим исследованиям) – их необходимо принимать, но принимать не вечно, а только на протяжении определенного срока, который также помогают определить не только врачи психиатры «на глаз», но и некоторые нейрофизиологические, иммунологические и биохимические методы исследования.

В большинстве развитых стран мира семь врачей психиатров курирует один продавец психотропных средств. Особенно ярко коррупционная составляющая проявляет себя в закупках государственными структурами бесплатных психотропных препаратов. Стоимость бесплатных препаратов в психиатрии в начале ХХI века выросла в США на 140%. Проводящие расследования журналисты сделали заключение, что «Рекламирование роста (нелицензированной выписки лекарств) является симбиотической связью между врачами и производителями лекарств. В соответствие с программой проведения реформы здоровья Бостонского университета, которая берет свои данные с сайта лоббистских групп производителей лекарств фармацевтического исследования и Американских Производителей, в 1995-2000 годах число рабочих мест в лекарственной индустрии в области исследований и развития упало до 2%, в то время как число рабочих мест в маркетинге ( продавцов) возросло на 59 %. Иными словами, фармацевтические кампании практически не тратят деньги на поиски новых психотропных средств, а усиленно продают старые медикаменты, например, классические антидепрессанты или нейролептики. Государственные органы не контролируют побочные эффекты препаратов, адекватность назначений, а также эффективность терапии психотропными средствами.

Исследователи, которые пытаются остановить неоправданно длительный прием психотропных средств, найти методики, четко определяющие время перерыва и критерии продолжительности приема этих медикаментов подвергаются завуалированным угрозам и запугиванию со стороны тех, кто лоббирует фармацевтические кампании.  

 

 

 

to up